Социальные медиа и пищевые расстройства

By February 21, 2018Блог
Социальные медиа и пищевые расстройства

Как диетолог, я определенно разделяю обеспокоенность коллег в связи с влиянием социальных медиа на (особенно молодые) умы и на здоровье. Социальные медиа реально приводят к серьезным пищевым расстройствам. Больше всего риску подвержены подростки и молодые люди (до 30 лет). По оценкам, от 6 до 10% людей с пищевыми расстройствами умирают от недоедания или самоубийства. В этом блоге – о том, как именно связаны социальные медиа и пищевые расстройства.

Сам себе специалист

Одна из опасностей современных медиа – это появление огромного количества «специалистов» в области диетологии.  Во многих странах есть жесткие правила насчет того, кто может давать советы по питанию, а кто – нет. Есть различия между «диетологом» (высшее звено), «нутрициологом» (ступень ниже), «персональным тренером» (совсем низкая ступень). Но не все потребители знают суть различий. И это, к тому же, – мир физический. А в виртуальном советы может давать кто угодно.

Вот, например, описание ежедневной диеты молодой женщины, которая не имеет образования в области диетологии, но имеет 775 тысяч подписчиков (в этой статье я решила не называть имена медиаперсон из соображений безопасности):

«Я начинаю свой день с одного литра воды с выжатым лимоном. Я выпиваю это через 30 минут после пробуждения. Затем я съедаю столовую ложку органической черной мелассы (пояснение: меласса – это патока, а патока, это, в свою очередь – побочный продукт переработки сахара, густой сироп). После зарядки я делаю 1,5-литровый зеленый коктейль и потягиваю его на протяжении всего утра. На обед у меня, как правило, монофрукт, например 4-5 манго, или большой салат из свежих овощей. На ужин у меня опять же сыроедческое блюдо либо иногда теплое веганское блюдо с большим количеством овощей.»

На своем сайте эта же персона делится «полезными советами» со своими последователями. Например, по ее словам, получается, что белок можно получить из ягоды шелковицы или шпината. На самом деле 100 г шелковицы содержит 1 г белка, а 100 г шпината – 3 г. Взрослому человеку в день необходимо минимум 50 г белка. Получается, нужно съеть не один килограмм шелковицы или шпината, чтобы получить его достаточное количество…

По комментариям подписчиков складывается картина, что тысячи людей следуют ее «полезным советам». В моменты просмотра профилей подобных персон меня часто посещают мысли о том, что цензура в определенных сферах – это не плохо, а хорошо.

Низкая самооценка

Социальные медиа и пищевые расстройства связаны напрямую. Социальные медиа искажают реальность. Раньше моделей мы могли видеть только по телевизору и в журналах. И то это привело к нежелательным последтсвиям. Как одно из них – искажение образа «идеальной» фигуры. В моде долгое время были излишне стройные модели. Лишь относительно недавно правительства разных стран начали бороться с этим явлением. Например, во Франции несколько лет назад принят закон, по которому девушки с индексом массы тела ниже 18 не имеют права быть моделями. С медицинской точки зрения, индекс массы тела меньше 18 считается потенциально опасным для здоровья. Но в виртуальном мире ограничений нет! В инстаграмме популярен не тот, кто имеет здоровую (с медицинской точки зрения) внешность или тот, кто обладает настоящими знаниями, а тот, кто знает, как продвинуться в социальных сетях. И хотя инстаграм якобы мониторит хэштег #анорексия и ему подобные, есть много других хэштегов, при помощи которых популяризруется излишняя худоба и жизнь впроголодь.

Не так давно американские ученые провели исследование влияние социальных медиа на самооценку. Они пришли к выводам, которые должны заставить задуматься не только профессионалов в области питания, но и вообще всех людей. Участники, которые много времени проводили в социальных сетях, в два с половиной раза чаще страдали от низкой самооценки в сравнении со сверстниками, которые меньше времени проводили в социальных сетях. В частности, они были серьезно обеспокоены своим телом и питанием.

Меня как диетолога выводы исследования по-настоящему пугают. Почему? Нарушения пищевого поведения могут привести к серьезным физическим, психологическим и социальным проблемам. По оценкам, от 6 до 10% людей с пищевыми расстройствами умирают от недоедания или самоубийства. Это – самая высокая смертность от всех психических заболеваний.

Орторексия

Орторексия – это пищевое расстройство, которое характеризуется маническим желанием есть только здоровую пищу. Орторексия была впервые описана в 1997 году, но с недавних пор она стала настоящим массовым явлением. В глобальном распространении орторексии лично я виню только социальные медиа и отсутствие цензуры в интернете. Есть только здоровую пищу – это, конечно же, хорошо. Но чаще всего орторексики имеют очень специфические представления о том, что такое здоровая пища. Часто они искренне верят в то, что есть можно только так называемые «суперфуды» – ягоды годжи, спирулину, конопляные зерна, пудру асаи и другие распиаренные в узких кругах продукты. На фоне орторексии развиваются дефициты макро- и микронутриентов (в частности, белка, витаминов группы В, кальция, железа, цинка, йода) со всеми вытекающими последствиями.

Жизнь людей, которые страдают от орторексии, крутится в буквальном смысле около еды. Есть много блогеров и инста-персон, которые только и делают, что постят рецепты блюд из «суперпродуктов» и утверждают, что если есть только их, то жизнь изменится в лучшую сторону. Эти блогеры – серьезная опасность для несозревших умов, особенно для подростков, которые еще не научились понимать, какой информации в интернете и социальных медиа можно доверять, а какой – нет. Отрорексии я обязательно уделю еще отдельное внимание в недалеком будущем, потому что это новое расстройство становится, к сожалению, все актуальнее.